АВТОРИЗАЦИЯ

Забыли пароль?

Ссылки по теме:

по материалам журнала www.moderndrummer.com

перевод - webdog

версия для печати

обсудить на форуме

©drumspeech.com - форум барабанщиков

Vinnie Colaiuta "Служение музыке"

Vinnie Colaiuta – выдающаяся личность с богатым внутренним миром, высоким интеллектом и при этом очень сдержанный и скромный. Нам предоставился шанс пообщаться с ним на фестивале «Music from heaven».

В последнее время ты перестал ездить в длительные турне и все больше работаешь в студии. С чем это связано?

Я устал от постоянных турне. Когда у меня наступила «черная полоса», я решил поменять свою жизнь, хотя и не знал, что из этого получится. Слава Богу, все прошло как по маслу и сейчас у меня в жизни все отлично.

Предпочел вернуться в студию, потому что мне нравится играть ради музыки, а не перед толпой ради шоу. Работа в студии подразумевает – быть услышанным, а не показать себя.

Легко ли найти общий язык с продюсерами и артистами в понимании того, что им нужно?

Во всем, что касается музыки, мы полностью понимаем друг друга. Необходимо понимать, что требует песня, а не то, что от тебя хотят услышать люди. Я стараюсь полностью «уходить в музыку».

На что в первую очередь обращаешь внимание, столкнувшись с новой ситуацией в студии или на концерте?

Вообще, множество вещей требуют внимания. В студии я сразу пытаюсь понять тип музыки и эмоциональное состояние присутствующих людей. Также я пытаюсь наладить отношения со звукорежиссером, проследить расположение микрофонов и музыкальную картину в наушниках. Подготовка для меня очень важна и уже после проверки начинаю играть.

На концерте я быстро определяю степень вовлеченности других музыкантов в процесс, стараюсь войти с ними в открытый контакт, прислушиваюсь к их мнениям, пытаюсь определить, играют ли они только для себя или все же могут сыграть СО МНОЙ. Также стараюсь отстраниться от окружающего ненужного шума, который вне моего контроля.

Для меня важно играть на установке, за которой мне комфортно. Большую роль играют мониторы, которые позволяют мне слышать все инструменты иначе ситуация выходит из-под контроля и я играю слишком громко. Не люблю играть на больших площадках, если только звук на сцене не настроен очень хорошо. Еще не люблю играть на подиуме, потому что установка может съехать. Я не сторонник любого глушения барабанов, но если в этом есть необходимость, то глушу как можно меньше, чтобы это не повлияло на ощущения от палочек на пластике.

Что нужно для того, чтобы стать профессиональным барабанщиком?

Надо уметь «погружаться» в любую музыку, быть хорошим слушателем. Уверенно взаимодействовать с людьми, слышать партии бас-гитариста и остальных музыкантов. Встречаются барабанщики, которые «тянут одеяло на себя», тем самым не давая свободы самовыражения остальным участникам группы. Можно добиться успеха и без давления, достаточно оставаться уверенным в себе. Нужно с пониманием и уважением относится к другим музыкантам, и вместе с тем уметь направлять их. На мой взгляд это самое важное. Конечно, нужны способности и уровень игры, но этого недостаточно.

Многие барабанщики пытаются преуспеть в разных стилях, будь то джаз, рок, фанк, панк, латина или поп, но я не думаю, что это определяет великолепного барабанщика. К примеру, я мог бы играть в панк-группе, хотя это совсем не моё. Я знаю, что справился бы, но не хочу никому ничего доказывать. Нужно быть честным перед собой.

Подходит время задуматься, чем будешь заниматься, когда стукнет 75, и если все еще играешь на барабанах, это будет не панк-группа. Нужно верить в то, что ты делаешь, потому что если в этом нет правды, то все заметят, играешь ли ты с увлечением или просто потому, что умеешь это делать. Нет шансов соревноваться в этом с парнем, который по-настоящему верит в это, который голоден, агрессивен и настоящий панк. Я то уже не бунтую, не спорю с родителями и мне не 16. Я человек, разменявший четвертый десяток, который пытается заниматься творчеством, а стиль остается только стилем.

Тем не менее, умение играть в разных стилях остается важным и является одним из требований к настоящему профессионалу.

Именно так.

На мой взгляд, ты идеальный пример того, каким должен быть барабанщик – всесторонний мастер, способный отлично сыграть в любом стиле.

Спасибо, но все же это зависит от того что вы понимаете под словом профессионал. Ты можешь владеть техникой и играть в разных стилях, но если лидер группы не поверит в тебя, ты можешь не подойти. Умение играть в разных стилях пригодится в студийной работе, но даже здесь, нужно звучать убедительно.

В прошлом у меня были ситуации, когда я не знал что сыграть. Иногда не совсем понятно, что от тебя ожидает продюсер, бывает, послушаешь предложенные запрограммированные биты и понимаешь, что ни за что бы не додумался. Это интересно видеть другой подход к партиям от музыкантов не барабанщиков. Моя стилевая универсальность это служение музыке, и я делаю это просто потому, что мне это нравится. Меня не смутишь предложением сыграть кантри-бит в припеве, несмотря на то, что я люблю музыку Chick Corea, поп, джаз и фьюжн.

Ты один из лучших барабанщиков планеты с очень высоким уровнем владения техникой. Но с другой стороны, партия ударных в такой песне как “Seven Days”, скажет больше чем любое барабанное соло.

Когда я играл эту партию, я по-настоящему верил. У меня получилось, потому что я хотел сыграть именно так, и я был уверен в том, что я делал.

Не сравниваю с собой, но, например, музыкант Wayne Shorter (американский джазовый саксофонист – прим. Drumspeech.com), умел в двух нотах сказать все. Как он это делал? Это скорее из духовной области.

Какое значение для тебя имело твое длительное сотрудничество со Стингом?

Во-первых, я был большим фаном группы The Police. Мне очень нравилось музыкальное направление Стинга, думаю, он единственный в мире поп-музыки кто по-настоящему вдохновляет меня. У его музыки высокий уровень качества и уникальности. Я хотел играть его музыку, потому что она мне нравилась, и я в нее верил.

Считаешь ли ты, что это было важно для твоей карьеры?

Определенно. Я попал в поле зрения людей никогда не слышавших обо мне, и много других вещей произошло в результате игры у Стинга. Внезапно моя популярность стала международной. С другой стороны, когда я покинул его группу, я сделал это, потому что пришло правильное для этого время.

Ты что-нибудь записал для нового альбома Стинга?

Да, я записал шесть треков, но не знаю точно, какие войдут в альбом (интервью 2003-го года, вероятно речь идет об альбоме Sacred Love – прим. Drumspeech.com). Я записывал несколько подготовленных треков, и в студии нас было всего трое: я, Стинг и продюсер Кипер. Сразу после этого я записал новый CD для Eros Ramazzotti. В любом случае, Manu Katche тоже примет участие в записи, и скорее всего он поедет в тур в поддержку альбома.

Первый концерт был в декабре 1990-го, а последний летом 97-го. Туры по 18 месяцев и году. Последний тур, в котором я не участвовал длился два года. Для меня это слишком большой период в дороге.

А как работалось со Стингом?

Стинг - свободномыслящий музыкант, тонкий и умный собеседник, великолепный лидер группы. Талантлив во всем, не только как композитор и бас-гитарист. Коллектив Стинга очень сплоченный, внутри команды дружеские отношения. Он отличается от остальных звезд, общение с которыми с их стороны ограничивается фразами ”Привет ребята, увидемся на саундчеке”.

Как ты развил свой исполнительский словарь?

Только слушая барабанщиков, которые мне нравились. Tony Williams много значил для меня, также как и Elvin Jones, Buddy Rich. Все, что есть в моем словаре, идет от них.

Ушли годы на изучение “слов” и “предложений”, прежде чем я смог чередовать их и использовать в непривычном контексте в бесконечном числе вариаций. И как результат брать из этого множества самое лучшее. Все эти мелкие части вместе составляют мою индивидуальность.

Я начал примечать важность определенного ощущения ”соприкосновения” (touch) в исполнении некоторых фраз и я начал применять это в каждом музыкальном стиле, включив в свой словарь. Впоследствии, это приняло физический облик. Например, многим не важно, на какой установке играть, но не в моем случае. За установкой ценю состояние свободы, потому что я играю с определенным касанием и мне сложно подстраиваться под установку, которая некомфортна. Я нахожусь в зависимости от того как я развивал моторику и мышечную память.

Послушав твой сольный CD становится заметно, что твои композиторские способности тоже хорошо развиты. Как ты думаешь, в чем основная разница между ролью лидера и просто нанятого музыканта?

Мною двигало желание реализовать свои идеи, а не желание руководить и быть лидером. Сочинить музыку, выражающую мою личность, явить свой музыкальный интеллект.

Будут ли еще соло альбомы?

Да, мне бы этого хотелось, Создавать музыку мне нравится не меньше чем играть. Но конкретно сейчас, я очень занят и на это нет времени.

Как тебе удается поддерживать баланс между личной жизнью и карьерой музыканта?

Игра на барабанах и написание музыки это часть меня. Если ты пишешь музыку, или рисуешь картины, пишешь поэму, то это мало связано с карьерой, это скорее ”внутренний зов”. Что-то ведет тебя в этом направлении.

Я не рассматриваю игру и сочинение музыка как карьеру. Моя мама и подруга понимают это. Когда я прихожу домой я часто сажусь за установку, если хочу сочинять музыку сажусь за пианино, но это не значит, что я трудоголик, стремящийся заработать тонну денег. Это мой способ выразить себя. Музыка приходит сама и об экономическом аспекте я не думаю.

Это как писать картины, подсчитывая их стоимость. Если не живешь этим, то ничего не выйдет.

В этом твое жизненное кредо?

Да, именно в этом. Я верю, что Господь благословил меня, наделив такой способностью, и мне следует быть преданным учеником на этом пути, пока будут силы по его милости. Моя обязанность в прославлении Господа через этот дар, а также мой способ в распространении Его славы.

Когда я думаю об этом всем, ко мне приходит понимание в чем истинное значение жизни. Я делаю попытки понять, что он хочет, чтобы я сделал и делаю это как можно лучше.

Если сценический монитор искажает звук, я принимаю это. Если я не могу сыграть парадидл между руками и ногами, то на это тоже его воля, вероятно, получится завтра, главное продолжать с правильным отношением и стараться сделать лучше.

Есть ли особая причина твоей успешной карьеры?

Все по милости Господа и по Его замыслу. Вот во что я верю. Плюс людям нравится.

Возможно, ты один из тех, кто может передавать эмоции, твоя игра производит невероятный эффект на слушателя.

Повторюсь еще раз, что причина в том, что я по-настоящему забочусь о музыке. Людям это нравится и меня зовут снова, потому что я играю искренне. И знаешь почему? Я думаю о музыке, а не о барабанах. Конечно, вопрос техники тоже важен, но музыкальность в приоритете. Я слушаю, что хочет сказать сама музыка и пытаюсь передать.

Недавно я беседовал со Steve Smith о важности преподавателя, который может вести за собой, не только в начале обучения, но и в профессиональной карьере.

Думаю это действительно важно, потому что все мы нуждаемся в наставнике, на которого можно положиться и следовать его советам. Мы нуждаемся в достойном человеке, которому можно верить. Это бесценный дар и такого рода отношения потеряны в современном обществе. Даже в в ситуации когда растерян, перед выходом на сцену, нужен “персональный тренер”.

Интересно узнать, с кем бы тебе хотелось сыграть, но так и не представилась возможность?

Никогда не играл с Jaco Pastorius... Но надо заметить, что я очень удачлив, ведь мне выпала возможность сыграть со многими другими великими людьми.

Доволен ли ты собой или есть еще что-то, что ты хотел бы сделать?

Мне бы хотелось предостеречь молодежь от пагубного влияния современного общества. Чтобы им открылось послание Госпел. Это важно для меня. Мне бы хотелось помочь им принять Господа разумом и сердцем, чтобы отличать существующую в мире ложь. И если есть способ сделать это через музыку, то это просто великолепно!

Впрочем ладно, расскажи лучше как ты настраиваешь свои барабаны?

Нет, Винни это не смешно. Забудь об этом.

Ну я серьезно.

Стоит ли об этом в интервью? Но если уж ты затронул тему настройки, то скажи мне свое мнение о важности собственного звучания для барабанщика.

Если у вас есть уникальное звучание, и вам оно нравится, то это помогает придумывать новое и все это идет музыке на пользу. Например, мне нравится, когда хай-хэт не толстый и не тяжелый, дроби резкие и четкие, томы звучат открыто и чисто. Тарелки мне нравятся с очень открытым звуком. Нужно чтобы инструмент звучал именно так, как вам нужно, что и определит ваше звучание. В звуке все индивидуально и мне это нравится. Возьмем такого барабанщика как Jack Dejohnette, у него очень сухой райд и это прекрасно, но не в моем сете, у меня другой подход, мне нравится когда тарелка раскрывается.

Насколько я понимаю, техника игры неотделима от звучания, эти понятия всегда рядом.

Полностью согласен. Я беседовал со многими, кто говорил мне, что звучание только в руках. Но я все вижу иначе - если играешь на паршивом инструменте, то только борешься с ним. Как извлечь красивый тон из дешевой скрипки? Никак. Мне нужно чтобы барабаны реагировали как я этого хочу. За барабанами мне нужен комфорт, все должно быть где я того и ожидаю, важен любой нюанс.

Инструмент должен воспроизводить звук, который звучит в голове музыканта.

Точно! Вот почему я играю на Gretsch! [интервью 2003-го года, в 2012-м Vinnie Colaiuta перешел на Ludwig - прим. Drumspeech.com].

Поговорим о альбоме "Jing Chi" c Jimmy Haslip и Robben Ford.

Мы хорошие друзья, с Ford'ом я играл в 80’е. Уже не помню кому первому пришла идея сделать совместную запись. Собрались у меня дома, обсудили и коллективно написали материал за пять дней.

Оглядываясь назад, что ты считаешь своим лучшим периодом?

Сложно сказать, мне выпало счастье внести часть себя в музыку Стинга, легендарного Frank Zappa и Joni Mitchell. Чего еще желать то?



При участии Дмитрий Арефьев - Школа игры на барабанах Back Beat и ДК Торфяник